Immemory 2022

Интервью с Мишей Масленниковым опубликованоe в Immemory, независимом лондонском журнале, посвящённом обмену искусством и культурой.

Descubrir el trabajo fotográfico de Misha ha sido toda una sorpresa, me ha llevado a diferentes partes de mis recuerdos.
Mi primera impresión fue sentir que estaba viendo fotogramas de Andrei Rublev o algún film de Bela Tár, el uso de las luces y los contrastes, lo humano de su mirada me han atrapado inmediatamente.

Misha es un excelente observador que plasma una cultura que para mí, es muy lejana. Mediante su fotografía ha logrado transportarme a esa parte del mundo que tanto he consumido en películas y literatura. Estoy muy agradecida por la oportunidad de entrevistarlo y por tan magnífico trabajo.

María Belén / London, England,instagram.com/immemorymag

Интервью с Мишей Масленниковым

Обязательный вопрос, как Вы начали заниматься фотографией?

На этот вопрос можно было бы ответить просто: случайно, спонтанно, непреднамеренно… Однако, путь к фотографии, в моём случае, оказался долгим и извилистым. С богатым багажом в области прикладных изобразительных искусств, художественного образования, а также обучения на богословско-пастырском факультете в Свято-Тихоновском университете, я всякий раз пускался в длительные путешествия по удалённым от цивилизации глухим деревням, северным монастырям и таёжным скитам, в поисках определённого смысла своей будущей жизни. Моё осознание собственного пути темпорально трансформировалось с завидным постоянством, и в тот момент, когда мне исполнилось 40 лет, в моих руках впервые оказалась любительская камера. По результатам проявленной плёнки судьба быть фотографом-документалистом исполнилась неизбежностью.

Черно-белый цвет в ваших работах — это эстетический выбор или за этим стоит нечто большее?

В своём творчестве я предпочитаю использовать аналоговые технологии. Проявка чёрно-белой плёнки и печать, на сегодняшний момент, доступны как в домашних условиях, так и в качественных лабораториях, в отличие от цветных процессов. Но это лишь техническая сторона вопроса. В чёрно-белой фотографии мне видится параллельное прочтение реальности, где моментально зафиксированная действительность превращается в иконический образ, который отражает подлинную глубину и суть вещей. Нисколько не умаляя ценности цветной фотографии, мои предпочтения остаются в зоне стохастического форматирования галоидов серебра.

Как Вы строите свою работу? Как Вы выбираете, что фотографировать?

С одной стороны, как считают мои близкие, будучи законченным перфекционистом, к любой работе, особенно, касаемо творческих изысканий, я подхожу, в значительной степени, основательно. Всё начинается с идеи и мысли о предстоящем путешествии, виртуального ознакомления с существующим материалом на выбранную тему, изучения особенностей и традиционного уклада жизни людей, с которыми мне предстоит встретиться и последующей коррекции сюжетной линии на местности. Безусловно, как независимый фотограф, тему предстоящей съёмки я выбираю сам. Иногда, меня зовут и приглашают в гости люди, которые, как мне кажется, с особым трепетом относятся к истории своего края и к современной жизни, которая, в свою очередь, для них имеет немаловажное значение и также может стать Историей. Наверное, в моих работах они видят это откровение и я надеюсь, искренность. Как правило, мой выбор крайне деликатен, однако, я не перестаю удивляться подаркам судьбы. Ведь то, что я планировал задолго до поездки, и пусть даже спонтанно, на месте может в корне поменяться. И в этом смысле, конечный результат неумолимо превращается в мистический опыт. Поэтому, уже с другой стороны ответа на вопрос, я должен быть всегда готовым к встрече с чем-то необыкновенным, незапланированным. Словом, готовым к встрече с Чудом.

Вы заранее обдумываете свои снимки или фотографируете интуитивно?

В моём понимании весь фотографический процесс можно разделить на три равноценные части. Как человек, хотелось бы верить, здравомыслящий, я осознаю скоротечность времени, отпущенного мне для создания законченных и полноценных проектов. Поэтому, на начальном этапе я, разумеется, планирую и готовлюсь к съёмке. Мысли о предстоящей поездке практически полностью поглощают и нивелируют остальные вопросы быта в текущей жизненной ситуации.

Закономерно и другое, в тот момент, когда я попадаю на место и достаю камеру, вся предварительная суета куда-то испаряется. Мозг отключается, лишь оставляя место жизненно необходимым факторам, например, чтобы не споткнуться — иногда смотреть под ноги… Во время съёмки начинает в полной мере работать сердце. И оно бьётся в такт происходящему перед глазами и в видоискателе моего фотоаппарата. Всё, что естественно, ненадуманно, реалистично и документально, отражается в кадре и остаётся на плёнке. Всё лишнее, несущественное, отсеивается. Пожалуй, интуитивным фотографом могу считать себя в той мере, что не нажимаю кнопку спуска лишний раз. Экономлю кадры плёнки.

В заключительной части формирования проекта, при отборе сюжетов достойных к показу, включаются оба свойства: разум и интуиция. Где интуиция отвечает за качество и красоту, а разум за содержание, идею, месседж.

Какая часть фотографического процесса Вас интересует больше всего?

Промежуточная. Меня всегда привлекала дорога. Дорога, ведущая далеко-далеко. Условно, можно сказать, к месту будущей съёмки. Я не знаю, что меня ждёт впереди, но воодушевление, настрой и готовность встречи с чем-то необыкновенным в эмоциональном плане, для меня гораздо выше, нежели непосредственный поиск незаурядной ситуации или эффектного кадра. Когда я возвращаюсь домой, пройдёт ещё некоторое время, пока я не проявлю плёнку и не увижу отснятый материал. И это время также наполняет мою жизнь особым ощущением, предвосхищением возможного чуда, которое, как мне кажется, должно произойти. Наконец, сама история, уже в отпечатках, фотографиях, которые освежают память и дополняются рассказом из записей и пометок моего полевого блокнота.  С этими историями о людях я живу и буду ещё долго жить и размышлять о фотографическом процессе, как о важном, в данный период, и не бессмысленном существовании.

Важна ли философия в вашей работе?

Как я уже говорил ранее, важнее размышления в моей работе — чувства. Поэтому философия и жизненные установки отходят на второй план. Сиюминутная реакция, живой опыт сопричастности событию, желание неискаженного воспроизведения происходящего, свидетелем которого ты являешься… Безусловно, у меня есть собственное видение и понимание, вернее, интерпретация реальности. Но мы не в состоянии молниеносно переформатировать наше сознание, столкнувшись с чем-то, не входящим в привычные каноны нашего восприятия действительности. Как в таком случае не исказить то настоящее, чему являешься свидетелем? Достаточно ли времени и опыта, чтобы представить материал не терпящий иного прочтения, как только того единственного, что излучают и повествуют сами герои изображений? Если и присутствует философия в моей практике, то лишь как вспомогательная функция на завершающем этапе итоговой сборки проекта. Чем бы я мог руководствоваться в этом процессе? «Две вещи на свете наполняют мою душу священным трепетом — звёздное небо над головой и нравственный закон внутри нас», — так сказал великий философ Иммануил Кант. И это одна из немногих максим с которой я безоговорочно соглашаюсь в контексте данного вопроса.

Кто оказал на Вас влияние?

Боюсь, этот список будет слишком длинным. Потому что изначально я получал художественное, а затем богословское образование, и в очень жёстком сокращении, вынужден упомянуть Михаила Врубеля и Павла Флоренского. Однако, если приблизиться к профильной теме данного интервью, постараюсь выделить ряд имён, имевших особое значение для моего фотографического видения и становления. Куратором моей первой персональной выставки стал выдающийся фотограф-пикториалист Георгий Колосов. Он первым из известных мастеров оценил моё творчество и дал путёвку в фотографическую жизнь. Также, на начальном этапе, благодаря личному знакомству и живому общению, значительное влияние на моё отношение к эстетике и смысловой нагрузке визуального ряда, оказали Владимир Соколаев, Валерий Щеколдин, Александр Щемляев, Владимир Сёмин и Александр Слюсарев. Однажды мне посчастливилось встретиться с Йозефом Куделкой, когда он приезжал в Москву. Ранее его работы, в частности Цыганский цикл, произвели на меня неизгладимое впечатление. Пожалуй, я хотел бы выделить ещё одного представителя чешской школы фотографии, который также приоткрыл мне дверь в документалистику. Это Йиндржих Штрейт. Из прибалтийской школы фотографии наиболее близок мне по духу Ромуальдас Ракаускас. И как бы мне не хотелось перечислять и приводить в пример другие известные и славные имена моих современников, коих я искренне люблю и восхищаюсь их творчеством, остановлюсь на двух фотографах, чей визуальный язык и содержание работ бьют в унисон с моим представлением о фотодокументалистике на сегодняшний день. Первый номер — Марко Песарези, итальянский фотограф с пронзительной судьбой и поэтическим наследием. И поскольку я придаю особое значение женскому взгляду в изобразительном искусстве, вторым номером в моём пантеоне фотографов-документалистов выступает француженка Лиз Сарфати. И это далеко не полный список. Я продолжаю открывать для себя новые имена и напитывать глаза просмотром фотографий ранее известных авторов. Это целый Мир.

Считаете ли вы свою работу политической?

Мне кажется, это просто невозможно. Судите сами. Моё неизменное фотографическое кредо — документалистика. В отличие от репортажной съёмки, запечатлевающей сиюминутное событие, которое может быть интерпретировано в угоду редакции с любым политизированным знаком, как положительным для одной стороны, так и отрицательным  для другой, мои серии работ отражают безвременные сюжетные линии. Как правило, это долговременные проекты о жизни простых людей без какой-либо идеологической окраски. Традиционный уклад, устойчивые бытовые отношения, естественные радости и печали, атрибутированные в образах и отпечатанные в вековой истории. И я надеюсь, что таковыми они останутся в Истории с большой буквы. Однако, я стараюсь добавлять повествование к визуальному ряду, где текст лишь расшифровывает характерные особенности освещаемой темы. Деликатное, или лучше сказать, бережное отношение к тексту —  это залог правдивого рассказа с проникновенным содержанием. В этом смысле я руководствуюсь достаточно убедительным изречением французского философа Жана Бодрийара, который также увлекался фотографией и превосходно разбирался в ней. «Изображение должно говорить само за себя. Идеальным здесь было бы абсолютное молчание. Любой комментарий перегружает и искажает образ. Но люди, как правило, не довольствуются одним изображением: им нужен текст, комментарий, дискурс. Однако существует и обратная связь изображения и текста. Они находятся в постоянном взаимодействии. Сначала это отторжение, взаимоисключение, потом приходит своего рода сообщничество.»

Подводя итог, хочу отметить, что лично мне, как человеку, ближе интуитивизм Николая Лосского и космополитизм Максимилиана Волошина. Исходя из этого, моя фотография не приемлет никакой политической позиции, кроме того факта, что она сделана русским фотографом по происхождению.


беседовала и записала
Мария Белен

перевод на английский
Максимилиано Синковец
Берти Дуглас


Интервью с Мишей Масленниковым. Миша Масленников. Документальная фотография. Одесса

новости

Интервью с Мишей Масленниковым. Миша Масленников. Документальная фотография. Одесса

Doppiozero 2022

«Миша Масленников, фотографирующий степь» Рецензия на выставку «Донская степь» в журнале Doppiozero Колумнист —...
Интервью с Мишей Масленниковым. Миша Масленников. Документальная фотография. Одесса

World Report Award 2022

'World.Report Award | Documenting Humanity 2022'. Шорт-лист категории «Мастер» премии World Report Award.
Интервью с Мишей Масленниковым. Миша Масленников. Документальная фотография. Одесса

Альбом ФотоТОП 2021

«Альбом ФотоТОП 2021» В воскресенье, 12 сентября, в 19 в Галерее Классической Фотографии пройдёт презентация альбома...
Интервью с Мишей Масленниковым. Миша Масленников. Документальная фотография. Одесса

ФотоТОП 2021

«Документальная фотография Творческого Союза ноГа». Встреча с Мишей Масленниковым в рамках выставки современной...
Интервью с Мишей Масленниковым. Миша Масленников. Документальная фотография. Одесса

ФотоКрок 2021

«Документальная фотография Творческого Союза ноГа». Встреча с Мишей Масленниковым в рамках Международного фестиваля...
Интервью с Мишей Масленниковым. Миша Масленников. Документальная фотография. Одесса

ZEKE Award 2021

«Премия ZEKE 2021 в области документальной фотографии». Объявлены победители премии ZEKE 2021.
Интервью с Мишей Масленниковым. Миша Масленников. Документальная фотография. Одесса

LensCulture 2021

'LensCulture Art Photography Awards 2021'. Объявление победителей премии LensCulture 2021 в области художественной...
Интервью с Мишей Масленниковым. Миша Масленников. Документальная фотография. Одесса

The Calvert Journal 2020

'How one photographer swapped priesthood for a life shooting Russia’s spiritual landscapes'
Интервью с Мишей Масленниковым. Миша Масленников. Документальная фотография. Одесса

Один к одному 2020

«Один к одному» Книга «Один к одному» является совместным благотворительным издательским проектом Благотворительного...
Интервью с Мишей Масленниковым. Миша Масленников. Документальная фотография. Одесса

Голос России в Лондоне 2012

«Моя фотография — это история моей жизни» На сайте радиостанции «Голос России в Лондоне» опубликовано...
Интервью с Мишей Масленниковым. Миша Масленников. Документальная фотография. Одесса

Strong Man 2012

Серия «Потерянный мир» В журнале «Strong Man» № 11, 2012 (стр.76-87) опубликована серия работ Миши Масленникова...
Интервью с Мишей Масленниковым. Миша Масленников. Документальная фотография. Одесса

ЕКБ.Собака.ru 2012

Полная версия интервью, взятое в мае 2012 года, в Екатеринбурге, на открытии персональной выставки «3...
Интервью с Мишей Масленниковым. Миша Масленников. Документальная фотография. Одесса

EXPO 2012

«Живой океан и прибрежная зона». Победители премии в области художественной фотографии ЭКСПО-2012. Журнал «Наука...